Март на исходе, смешливый апрель заливает каждый денек солнечным светом. Кусты, деревья – все набухает. Вот-вот начнет цвести. Набухают, к слову, и носы, цвести, между прочим, собираются и щеки. Что ж, это весна с ее неоспоримыми достоинствами в виде температурного потепления и человеческого раздевания и столь же неоспоримыми недостатками в виде противных аллергических соплей, слез и прочих «радостей». А значит давно пора что? Пора расчертить, расписать, расставить по полочкам стратегические орудия медицины, направить лекарственные «катюши» против вражеских аллерговойск.

Текст: Ксения Шейнис

Весна идет! Весне дорогу!

Моя весна начинается именно так уже много лет. С тех пор, как моему старшему сыну, тогда еще первокласснику, поставили диагноз «бронхиальная астма», «аллергический ринит». И ведь все разворачивалось именно с соплей и нескончаемых слез. Отчетливо помню этот кошмарный март: ребенок мучается, ежесекундно растирая нос, изводя очередную пачку носовых платков, канюча и капризничая. И помню, как сын не мог нормально сидеть за учебниками, потому что из глаз лились нескончаемые ручейки. И кашель, кашель, кашель… Казалось, что этот ужас длился вечность. Наконец, мы пришли на прием к аллергологу-пульманологу и пошло-поехало: аллергопробы, диагнозы, лекарства. Препаратов, помимо антигистаминных, была целая батарея. И все это необходимо было включить в график прежней жизни, привыкнуть к постоянному приему (во всяком случае, весной и осенью), научиться дисциплине: туалет носа изотоническими растворами, противоаллергические пилюли, капли в нос и в глаза и т.д. и т.п.

Но все это полная ерунда, потому что ребятенок-то ожил, повеселел и довольно быстро привык к новому графику своей аллергожизни. Сейчас я готова кричать громко-громко на ухо тем родителям, которые считают, что сопли выльются, весна закончится, и все проблемы растворятся сами собой. И, вроде как, нечего ребенка таблетками пичкать. Не растворятся проблемы! Во-первых, ребенок мучается. Что за жизнь такая: сквозь мокрую пелену? Во-вторых, как правило, если ничегошеньки не делать, аллергическое состояние с каждым годом ухудшается, либо принимает иные формы, в том числе, можно доковылять до астматического диагноза.

Я думаю, что если бы, повнимательней смотрела на своего ребенка на год раньше постановки диагноза, то увидела бы все те же признаки аллергии, но в более легкой форме предыдущей весной. Уже тогда можно было к доктору отправиться. Возможно, не было бы такого развития заболевания. В общем, теперь роль моя – крикун и зазывала: «Утрите сопли! Бегите к врачу!».

А что теперь? Годы шли, схема оставалась прежней с некоторой корретировкой в зависимости от состояния и показателей на аллергопробах. Да! Это обязательный пункт программы, без которого ни один врач не назначит верное лечение. Так что, поздней осенью или зимой (в принципе, можно тесты проводить круглый год, но осень-зима – наиболее информативный период), моему теперь уже подростку проводят самый традиционный и распространенный в нашей стране метод аллергопроб – скарификационный. Кожа «царапается» в том месте, куда наносится аллерген. Исследование очень информативное, дает результат в течение 15-20 минут. Получив результат, наш врач назначает лечение.

Сегодня я вожу свою ребятню в детскую поликлинику «УГМК-Здоровье», потому что помимо хороших врачей здесь вообще всегда есть возможность провести любые анализы и пробы. В том числе, аллергопробы по разным диагностическим методикам.

К слову, ведь, раньше было столько сложностей с проведением проб у совсем малышей (с этими порядками я столкнулась уже с младшим ребенком). Теперь, знаю, что с шестимясячного возраста у малыша могут взять кровь инвитро (в пробирке) – метод исследования на специфические иммуноглобулины Е. Грудничка же не посадишь на скарификационные аллергопробы!

Обычно, действительно врач рекомендует проводить тесты в более старшем возрасте (с 6 лет), но есть некоторый процент детишек, у которых проявление поллиноза (аллергическая реакция на растения) формируется гораздо раньше. Это детки, например, с наследованным атопическими реакциями, у них довольно тяжелое проявление поллиноза может возникнуть уже в 2-3 года. И тут необходим индивидуальный подход, позволяющий провести пробы. Тесты инвитро считаются вспомогательными, поскольку в методе этой диагностики многое зависит от уровня проделанной манипуляции, конкретной лаборатории, даже, пищи, которую ребенок съел накануне. Так что, аллергия может выявиться, а, может, и нет. Но уж если реакция есть, то она однозначно показывает верный результат.

Еще один метод диагностики, который можно провести в УГМК-поликлинике тоже очень информативен и достоверен, называется прик-тест. На этом исследовании делаются небольшие уколы (prick-укол) на месте нанесения аллергена. Этим методом практически не пользуются в нашем регионе, просто потому, что исследование объемное и материально-затратное – на каждую каплю аллергена нужно использовать индивидуальный прик-ланцет. Метод хорош тем, что его можно провести даже совсем маленькому ребенку поскольку микроуколы совершенно безболезненные и нарушают только самый верхних слой кожи. Ну, и, конечно, важно, что исследование быстрое (в случае сенсибилизации реакция видна уже через 15-20 минут) и информативное, редко дает ложноположительные и ложноотрицательные результаты.

«Купить-не купить?» – Не вопрос!

Да, еще несколько лет назад вопрос этот я себе задавала. Тогда наш аллерголог предложила заместить симптоматическую терапию (то есть, пшыкалки, брызгалки, таблетки etc.), с которой мы срослись и к которой привыкли, на аллергоспецифическое лечение. Я же не представляла себе что это такое. И даже после изучения всяческой доплитературы, продолжала сомневаться: а надо ли покупать столь дорогостоящий курс, если можно обойтись старой схемой. Но сейчас, спустя 3 года после перехода аллергоспецифическую терапию, с благодарностью думаю: хорошо, что врач меня уговорила. Нынче, после наших обязательных аллергопроб, зимой-весной (зависит от обстоятельств, например, ребенок должен быть совершенно здоров, никаких ОРВИ) начинаем ежегодный полугодовой курс аллергоспецифической иммунотерапии. Можно было выбрать препараты в разных формах, мы остановились на жидкой – каждое утро капаем в рот. В первый год вместе с этим лечением было назначено и обычное с батареей лекарственных препаратов, антигистаминнов и т.п. Во второй же год – дополнительных лекарств уже не потребовалось. И было так странно, удивительно и радостно от того, что к началу самого сложного сезона у ребенка ничего не текло и не чесалось. Просто пришла весна, а потом просто лето и просто осень. Да, такая терапия дело небыстрое – на 3-5 лет нужно набраться терпения и аккуратно капать, принимать или вводить. Зато потом – на 7-15 лет вообще забываешь, что где-то там имеет место быть нечто под названием «аллергия». Другая жизнь!

Дышите глубже!

Аллергику бы еще и подкрепиться. Это я не к тому, что лишнюю порцию обеда выдать. Подкрепиться следует свежим воздухом, а точнее – воздухом соляной пещеры. Учитывая, что поход в настоящее подземелье устраивать частенько вряд ли получится, то можно заменить натуральные прогулки спелеотерапией. В нашей детской поликлинике УГМК подобная спелеокамера есть, и мои мальчишки отправляются в «поход» за соленым воздухом еженедельно. В искусственную «пещеру» подается подогретый, увлажненный, насыщенный сильвинитовыми солями и отрицательно заряженными аэроионами воздух, очищенный от аллергенов и бактерий. Для дыхательной и иммунной систем бедных аллергиков, и астматиков, при аллергических ринитах и дерматозах – лучшей профилактики не придумаешь.

Бегом к врачу

Если вернуться к разговору о весне и о новичках-аллергиках, то самое главное правило не махнуть рукой на кажущиеся ерундовые признаки недомогания у ребенка: отек век, сопли, заложенность носа, чихание, кашель. Наш доктор, детский аллерголог Татьяна Сергеевна Ершова говорит, что именно на эти признаки нужно обращать внимание, не путать их с респираторными заболеваниями и, не раздумывая «надо-не надо», идти к врачу. Вовремя начатая терапия (симптоматическая или аллергоспецифическая – не важно) может спасти здоровье ребенка. Так что, шутки в сторону.